Древние торговые и транспортные связи Пскова с Тарту и Нарвой

Автор: lm

Во второй половине IХ столетия викинги искали водные торговые пути через Польшу, Литву, Латвию и Россию. По сути, это и были пути «из варяг в греки». Вдоль торговых путей возникали городские поселения. Так были образованы Новгород (859 г.), Изборск (862 г.), Псков (903 г.). Не самым основным, но всё же действующим водным путём, был путь из Рижского залива по рекам Пярну-Тянассильма-Эмайыги через Чудско-Псковское озеро в реку Великую. На средневековых географических картах этот водный путь отчётливо прослеживается.

Leonid Mihhailov

"Псковский летописец" от 19.03.2020.

На карте видно, как река Эмайыги (Einbeck) через озеро Выртсъярв соединяет Рижский залив с Чудским озером (Beibas). К Х столетию эсты научились строить корабли и плавали на них по морям, рекам и озёрам. В ХI–ХII столетиях между псковичами и прибалтийскими племенами эстов и ливов устанавливаются экономические и торговые связи. По Чудско-Псковскому водоёму шла оживлённая торговля между населением западного и восточного побережий. В это время начали происходить изменения в общественном устройстве эстонцев. Стало формироваться феодальное общество, появились торговые люди.

После крещения агрессивность викингов пошла на спад. Между Висби и Новгородом строились так называемые "купеческие церкви". В конце ХII – начале ХIII столетия у новгородцев в Висби была своя церковь [11]. Нередко между соседями происходили вооружённые конфликты и войны. У острова Пийриссаар были хорошие рыбные места, которыми пользовались рыбаки и западного, и восточного берегов озера. В ХIII столетии западный берег озера относился к владениям Тартуского епископа, на острове стали селиться крестьяне. Между епископом и Псковом из-за владения островом возникали долговременные распри, которые закончились пограничным разделением острова. Отсюда и произошло название острова – Пийриссаар (Межа). Первое письменное упоминание о разделении острова относится к 1474 году [9]. В 1349 г. для защиты своих новых завоеваний Ливонский рыцарский орден построил на левом берегу Наровы, у её истока из Чудского озера, деревянный замок. В том же году псковичи сожгли его. В 1433 г. немцы построили здесь новую каменную крепость (Neuschloss). Пограничный форпост давал возможность контролировать водный путь по Нарове.

Leonid Mihhailov

Карта Ливонии Иоанна Портантио. 1573 г. Антверпен, гравюра на меди

В XIV–XV веках по Чудско-Псковскому озеру проходила часть того исторического пути, по которому шла знаменитая ганзейская торговля между северо-немецкими городами и Новгородской республикой. Через узкое Тёплое озеро мимо острова Пийриссаар проходил один из старых варяжских путей на Новгород (Финский залив, река Нарова, озёра Чудское, Тёплое и Псковское, реки Великая, Черёха, Уза, Шелонь и озеро Ильмень). Древняя торговля оставила по себе память кладами денег и отдельными монетами. Их до сих пор находят на берегах озёр и рек – арабские монеты VIII века, византийские деньги IX–X веков, монеты германских императоров, англосаксонских королей и немецких городов, чеканенные в X–XIII веках [6]. Из эстонских городов, начиная с ХIV столетия, в Ганзейский торгово-политический союз входили Таллинн, Тарту, Пярну и Вильянди. Последние три города располагались на маршруте водного пути из Рижского залива в Псков. Тарту был местом складирования товаров, идущих по Чудскому и Псковскому озёрам, рекам Эмайыги и Пярну. Имеются сведения, что в 1439 г. русские продавали в Тарту свои овощи. Им разрешалось торговать из своих лодок на реке Эмайыги 14 дней в году. Эти торговцы приезжали, очевидно, из Псковской земли. Как следует из соглашения между Тартуским магистратом и гильдиями от 1528 года, русским разрешалось продавать здесь лук, капусту, хрен и другие овощи [7]. В средневековом Тарту (Дерпте) был «Русский конец» – городской квартал, где жили русские купцы, преимущественно из Пскова и Новгорода. Он располагался в районе нынешней улицы Лай и университетского Ботанического сада. В Дерпте действовали две русские православные церкви: одна – Никольская – принадлежала псковичам и находилась на нынешней Рыцарской (Rüütli) улице; другой православный храм – Георгиевский – принадлежал новгородцам и был построен примерно в том месте, где ныне Ботанический сад.

У Ганзейского союза в России были торговые конторы, в том числе в Новгороде и Пскове. В Пскове не так давно при археологических раскопках была найдена печать «Русского конца» («Печать Юрьевский»). Нередко купцы оказывались заложниками межгосударственных конфликтов. По данным летописи известно, что в Дерпте летом 1501 г. было заключено в тюрьму 150 русских купцов [2]. В ХVI столетии политика Ордена и Ганзы ставила своей целью организацию экономической блокады Русского государства. Смертная казнь угрожала в Ливонии тем, кто пытался бы самостоятельно пробраться из Ливонии в Р усское государство [3]. После Ливонской войны (1558–1583) было заключено перемирие, согласно которому шведские и русские купцы получали право свободной торговли во владениях царя и шведского короля. Стали расти торговые обороты Нарвского порта. В Нарву за мехами, шкурами, хлебом, смолой устремились многочисленные заморские купцы, привозившие на своих судах промышленные товары и оружие.

В ХVII столетии из-за неравномерного поднятия поверхности земли и обмеления рек Дерпт теряет водную связь с морем и остаётся вне основных торговых путей между Россией и Западом. Магистрат города пытается ограничить русскую торговлю: с 1637 г. русским купцам запрещалось держать в Дерпте лавки, им было разрешено продавать свои товары только во время двух ярмарок, в остальное время допускалась только оптовая торговля через посредников – местных немецких купцов. В первые годы Северной войны в Дерпте базировался шведский речной флот и военные корабли. До 1704 г. шведская флотилия на Чудском озере препятствовала движению русского водного транспорта на линии Псков – Сыренец (Васкнарва) – Нарва. После основания Санкт-Петербурга и завершения Северной войны (1700–1721) Псков утратил своё главенствующее положение на западных рубежах России. В то же время оживились торговые и деловые отношения в районе Чудско-Псковского водоёма. Основными центрами здесь были Нарва, Псков, Тарту и Гдов. Из Пскова и Нарвы в Тарту перевозили на плоскодонных баржах и парусных ладьях дрова, брёвна, доски, листовой табак, железо, лён, соль, кирпич и другие товары. А. Гупель в конце ХVIII века писал, что Нарва и Тарту легко получали из России строительный лес через Псков и Чудское озеро. Взамен отправляли водку, стекло, крахмал, фрукты, коровье масло, козьи рога, а также лошадей и много откормленного рогатого скота. Товарообмен между западным и восточным берегом озера увеличился после отмены в 1782 г. таможенной границы. Причудские будары (ладьи) уступали по величине псковским, которые поднимали и шесть, и двенадцать тысяч пудов. На бударах стояли мачты с парусами. Если не было попутного ветра, то тащили будару бечевой. Лямку надевали на грудь и шли. И по Эмайыги, когда поднимались, меняли берега – искали, где удобнее идти. В Тарту будары приставали к городскому дровяному складу, который помещался на углу набережной реки и Большой Фортунной улицы [7]. Часто там стояло до 200 ладей. Из Тарту на ладьях отправляли в первую очередь соль, сахар, сельдь, керосин и водку. В Тарту привозили дрова. Из Пскова везли доски и глиняную посуду.

Leonid Mihhailov

«Эстляндские губернские ведомости» от 6 июня 1891 г. Объявление о рейсах пассажирского парохода «Александръ», принадлежащего братьям Абрамовым

В 1843 год у первый на реке Эмайыги пароход «Juliane Klementine» открыл регулярное сообщение на линиях Тарту – Псков и Тарту – Нарва. Путь до Пскова покрывался за 16 часов [10]. Мой прапрапрадед Николай Петрович Абрамов вместе с братом Андреем владел пароходом «Александръ», который с 1865 года совершал регулярные рейсы между Дерптом и Псковом. Это товарно-пассажирское судно было построено в Пруссии в 1864 году. Длина его металлического корпуса превышала 30 метров. На судно можно было поднять до двух тысяч пудов груза, не считая топлива, которым были дрова. Барону фон Эссену принадлежали пассажирское судно «Дорпат» и буксир «Пейпус», тоже курсировавшие между Дерптом и Псковом. Буксирно-пассажирское судно «Константин» обслуживало линию Псков – Дерпт – Гдов [4].

Leonid Mihhailov

Колесные пароходы «Александръ» и «Дорпатъ», а также ладьи на пристани в Пскове в конце ХIХ столетия

В 1884 г. купцы Николай Абрамов из Сыренца и Иван Громов из Скамьи учредили с капиталом 43200 рублей судоходное товарищество «Громов, Абрамов и Ко». Они владели пароходами «Заря» (1890), «Победа» (1909), «Цесаревич Алексей» (1913), пассажирскими моторными лодками «Кит» (1907) и «Смелый» (1909). С 1885 г. в верхнем течении реки Наровы и по озеру ходил двухвинтовой буксир «Сыренец», позже переименованный в «Вебс». Его владельцем был И.Д. Нарушкин [5].

Leonid Mihhailov

Вид на дровяной рынок в Дерпте в начале ХХ столетия. Сюда по Чудскому озеру и реке Эмайыги на ладьях привозил дрова мой прадед Яков Павлович Махов

Вот как писал И.И. Василёв в 1879 году о возможностях сообщения Пскова с морем: «Псковское озеро составляет часть того исторического торгового пути, соединявшего Псков с портами Балтийского моря, по которому шла знаменитая когда-то Ганзейская торговля. Этот водяной путь начинался от Пскова и по р. Великой, Псковскому озеру, соединительному проливу, Чудскому озеру и р. Нарове соединялся с Балтийским морем. Но значение этого пути весьма сильно подрывается нарвскими порогами и мелководьем
р. Наровы, особенно при её истоке. Товар на самых мелководных судах не может дойти до устья Наровы без перегрузки. В настоящее время торговые сношения по озеру происходят с Дерптом и Нарвою. Сношения с Дерптом производятся при помощи небольших пассажирских пароходов… К Нарве ходят будары – большие мелкосидящие крытые лодки с одним прямым парусом, поднимающие до 15000 пудов груза: но будары плавают только по р. Великой, Эмбах и озёрам, а в р. Нарову, по причине мелководья её истока, входить не могут. Товары около находящегося здесь селения Сиренца перегружаются на малые лодки, ко-
торые доходят до селения Кулги, за 4 версты от Нарвы; здесь груз переваливается на колёса и только таким образом достигает до Нарвы… Из Нарвы получаются сельдь и соль. Из Пскова оправляются лён и алебастр» [1].

В 1895 г. И.Б. Шпиндлер производил исследования Чудского озера. Он опубликовал также заметки о плавании из Пскова в Юрьев на пароходе «Дорпат» [8]. До проведения железных дорог Чудско-Псковское озеро играло большую роль в транзитной торговле здешнего края, значительно облегчало торговлю между Псковом и Юрьевым. В 1876 году железная дорога связала Тарту с Петербургом и Ревелем (Таллинном), а в 1889 году –с Ригой и Псковом. После строительства в 1914 г. железной дороги Псков – Гдов и в 1916 г. – Нарва – Гдов перевозки по Чудско-Псковскому водоёму и реке Нарове пошли на спад. После Первой мировой войны моторные суда и баржи стали постепенно вытеснять большие ладьи. Последние из них были уничтожены во время Второй мировой войны.

Leonid Mihhailov

В советское время по Чудско-Псковскому водоёму курсировало множество судов. В Тартуском речном порту туристов обслуживали теплоходы «Ракета», «Заря», «Ванемуйне», «Койдула», «Крейцвальд» и «Лермонтов» (с гостиницей). В Псковском речном порту на пассажирских линиях работали «Ракета», «Заря» и «Александр Невский». Протяжённость маршрута на линии Псков – Тарту составляла 178 км.

Leonid Mihhailov

В эстонском эпосе «Калевипоэг» отражены старинные связи эстонцев с русскими. В одном эпизоде богатырь Калевипоэг отправляется в Псковскую землю за досками для строительства города. С большой ношей на спине он возвращается домой, шагая по Чудскому озеру. Его намерения носили вполне мирный характер…

Леонид МИХАЙЛОВ, краевед
(г. Таллинн, Эстония)


ЛИТЕРАТУРА:
1. Василёв И.И. Краткий очерк Псковского (Талабского) озера. Псков, 1879. С. 9.
2. Исаков С. Г. Путь длиною в тысячу лет. Таллинн, 2008. С. 26, 27, 31, 49, 50.
3. Королюк В. Д. Ливонская война. Москва, 1954. С. 31.
4. Михайлов Л. А. Поселения Чудско-Псковского озера. Таллинн, 2013. С. 5.
5. Михайлов Л. А. Поселения Понаровья, Таллинн, 2016. С. 6.
6. Палакс В. Г. По Псковско-Чудскому водоему. Лениздат, 1982. С. 11–13, 23.
7. Рихтер Е. В. Русское население западного Причудья. Таллин, 1976. С. 47.
8. Шпиндлер И.Б. и Зенгбуш А. Чудское озеро. Известия Императорского Русского Географического Общества, том XXXII. С.-Петербург, 1896. С. 230, 232.
9. A. Moora. Peipsimaa etnilisest ajaloost. Tallinn, 1964. 58, 159.
10. A. Traat. Ajalooline Emajõgi. Tallinn, 1968. 13–14, 61.
11. Rein Zobel. Tallinn keskajal. Tallinn, 2009. 17–18.

RSS-лента

Подписаться

Категории

Тэги

Другие статьи

Архив